Детям нужна радость, а не муштра

«Детям нужна радость, а не муштра»

(журнал "Детский вопрос". 2013. №2. С.30)

Текст: Юлия Кузнецова

Центр развития детей «Кенгурум» – занятия без серьезности

Создатель центра Алексей Азаров, преподаватель факультета психологии, хотел организовать не очередную ДЮСШ, готовящую будущих чемпионов почти с пеленок. Его главной задачей было создать центр с особой атмосферой, где ребятишкам и их родителям было бы комфортно.

- Мы называемся «Кенгурум», потому что кенгуру - веселое, подвижное, прыгающее животное без серьезности. Я твердо убежден: детям нужна радость, а не муштра, - рассказывает Алексей. - Мы стремимся сделать так, чтобы мальчишки и девчочки сами хотели сюда приходить. 

Мимо пробегает девочка с розовым рюкзаком, она спешит на тренировку. В зале уже шумят переодетые мальчишки: двое дерутся на пенопластовых мечах с недетским запалом, один сосиской висит на шведской стенке. Сейчас будет тренировка по самбо.

Десятилетний Ваня, запыхавшийся после гимнастики «Живое тело», он пытается объяснить мне, что ему здесь нравится:

- Я гибче стал, мы еще общаемся тут. Мне нравится гимнастика. Я вот еще в трех олимпиадах участвовал… Не по физкультуре, а по русскому, по математике.

После гимнастики Ваня остался на занятиях по самбо. В центре кроме гимнастики и самбо можно ходить на танцы на любой вкус, йогу, зверофитнес, дыхательную гимнастику, детский массаж, карате. Родители могут обучиться детскому массажу.

Особенный метод

Денис Маслов и его сестра Елена – тренеры по самбо. Денис - парень невысокого роста, но спортивного телосложения. Он - КМС по борьбе самбо и дзюдо, в прошлом неоднократный чемпион Томской области, сейчас готовит сборную команду УВД по армейскому рукопашному бою. С сентября Денис набрал первую группу ребятишек, где дает сейчас общие навыки противоборства, которое пока не выражено ни в одном стиле. Молодой человек разработал специальную методику, где опять же отказывается от муштры, у него свое понимание тренировочного процесса:

- Для меня главное захватить внимание ребенка, чтобы он полностью отдался тренировке. Они идут по часу, больше не надо. Физически, конечно, организм может выдержать два часа тренировки, если механически повторять одни и те же движения, но внимание рассеется, - рассказывает Денис. – При потере внимания теряется интерес и эффективность.

Сейчас у Дениса занимаются две группы ребятишек, он разделил малышей в зависимости от их погруженности в тренировку. Самой главной задачей занятий тренер называет не призовые места на крупных соревнованиях, а формирование внутренней дисциплины у ребенка:

- Я разработал тренировку таким образом, чтобы ребенок мог прожить это время в тех рамках, которые я задаю, свободно, без давления на него. Здесь дисциплина выступает как структура, а не принуждение, за которым теряется и само стремление чего-то добиться. Моя задача как тренера воспитать такую личность, такого спортсмена, который со временем сам стал бы самостоятельно заниматься, прекрасно понимая для чего это ЕМУ, а не тренеру нужно. Именно на таких самостоятельных людях и держится, как я думаю, класс спортсменов.

Денис учит ребенка задумываться о том, что он делает. Тренер пытается давать не комплексы упражнений, а отдельные элементы, из которых эти упражнения складываются. Например, кувырки группа делает не сразу и не так, как ребенок себе это представляет, а разбирает физиологию, как они получаются. Таким образом, ребенок не только приобретает навык кувырка, но и начинает изучать свое тело, его возможности. Если у ребенка возникают какие-то проблемы, родители могут привести свое чадо на индивидуальную тренировку в воскресенье.

Кстати о родителях

Одной из фишек «Кенгурума» является его направленность не только на детей, но и их родителей. Чтобы ребенок привык к новому месту, он может посещать тренировку вместе с мамой или папой:

- Из моего опыта, пусть и небольшого, можно сделать вывод, что до шести лет для ребенка хорошо, когда он приходит на занятие со взрослым, легче проходит адаптация. Дети смотрят на родителей, может и с непривычной стороны, удивляются: «Они реально в этом участвуют?» и начинают повторять. После семи лет это свойство мешает тренировке: сын пытается копировать отца даже если у папы не получается, а у него выходит лучше, - объясняет Денис.

Сидящий рядом папа в зеленой кофте подтверждает эти слова, его сыну сейчас шесть лет:

- Моему ребенку пошли на пользу совместные тренировки, он хорошо освоился, быстрее прошел процесс адаптации. Дома повторяем некоторые упражнения: очень любит те из них, где нужно падать вперед. После тренировок сын легче идет на контакт: раньше спросишь его о тренировке – молчит, а сейчас стал говорить… Да и вообще интересно вместе что-то делать.

По словам Алексея Азарова, руководителя центра, именно мамы обращают внимание на эту возможность: подходят, спрашивают, может ли муж прийти вместе с сыном. Муж не занимается с сыном, а тут есть такая возможность, отцы подключаются.

Занятие подошло к концу. Подтягиваются папы, большие, в меховых шапках на бровях. Один малыш не выпускает из рук пенопластовый меч, плачет – не хочет уходить. Уже знакомый мне Ваня – олимпиец покупает новый абонемент у девушки-администратора. На улице снег. Слышу: «Папа, а банкомат вместо денег используют?» Впереди идет папа с рюкзаком на плечах, с ним за руку сынишка, замотанный в шарф. Идут с тренировки. Вместе.